dok_zlo (dok_zlo) wrote,
dok_zlo
dok_zlo

Мисюринагейт-3




А что начальника транспортного цеха, госпожу Скворцову мы так и не услышим?

Под катом подборка новостей.
*****
«Следователь сказал мне: «Извините, но так велено», - вспоминает Елена о том, с чего началось ее уголовное преследование. И добавляет: «В приговоре прозвучало, что я особо опасна, меня нужно изолировать. Неужели судья действительно представлял, что я буду бегать по улицам с иглой и у всех прохожих насильно брать пункцию?!»

Елену Мисюрину заводят в камеру СИЗО после бани (полагается заключенным раз в неделю). Она выполняет команду «руки за спину», как все остальные.

- Я понимаю, что здесь такие правила, - тихо говорит заключенная-врач. - И тут ни для кого не могут сделать исключение.

Камера Елене досталась маломестная, вместе с ней сидят две женщины, обвиняемых по 159 статье («мошенничество»). Нары — дальние от окна, с новеньким матрасом. На столе стоит телевизор, в углу холодильник. В общем хорошая стандартная камера.

Лена в своей длинной шубе (другую теплую одежду ей пока не передали) смотрится на фоне решеток как некий чужеродный элемент. Но шубу не снимает: согревается после возвращения с помывки.

- У меня есть все необходимое, не волнуйтесь, - говорит она, видя, как мы изучаем убранство камеры. - Передачку мне уже предали. Местную пищу пробовала. Она вполне нормальная. Но вообще сейчас совсем ничего не хочется есть...

- Как к вам относятся в СИЗО?

- Очень хорошо. Сокамерницы, сотрудники внимательны, сочувствуют. Местные врачи, когда меня осматривали при поступлении (стандартная процедура) вообще расстроились, грустно спросили: «А вас-то за что сюда, коллега?!». Что им ответишь, кроме как: «Ужасное стечение обстоятельств»... Я, если честно, не думала, что тут все так устроено. Тюрьму представляла по фильмам, а там ведь страшно показывают жизнь за решеткой. Была приятно удивлена, если можно так выразиться. Оказалось, что поддержки и понимания я найду в тюрьме куда больше, чем в коридорах Следственного комитета...

Конвоиры, когда доставляли в СИЗО, были очень вежливы и всячески проявляли сочувствие. Вообще я ее, эту поддержку, ощущаю ото всюду.

- Ожидали, что вас могут посадить?

- Нет, я ожидала совсем другого приговора. Иначе неужели бы пришла на суд в сапогах, шубе? Никаких вещей «на всякий случай» с собой не брала. Правда, даже в голову не могло прийти, что скажут: «Надеть на нее наручники». Я когда это услышала, была в полном шоке.

Мне прокурор запросил условный срок вместе с лишением права заниматься медицинской деятельностью, что для врача смерти подобно. Но кто мог подумать, что судья вынесет приговор еще жестче и вообще отправит в тюрьму?!

Само дело длилось четыре года. Постоянные вызовы на допросы, конечно же, мешали, но я успела за это время многое. Мы многое изменили, создали отделение трансплантации костного мозга, внедрили новые технологии.

За два последних года мы сравняли статистику с европейской и американской. Впервые стали проводить диагностику и лечение больных беременных, и у тех потом рождались здоровые детки. А еще благодаря нам впервые в Москве появилось безвозмездное донорство... Это все не я одна, конечно, сделала, а целый коллектив.

Но оказалось, что все это может быть совершенно не важным для тех, кто решил тебя незаконно (это мое мнение) преследовать.

Я следователю всегда задавала вопрос: «Какой мог быть у меня мотив для преступления?» Я ему все время пыталась объяснить ему элементарные вещи. Хотя у него нет медицинского образования, но есть же логика и разумность.

Так вот, я объясняла, что пациент с таким ранением, которое якобы было у умершего, не смог бы ездить на машине, передвигаться по городу столько времени, он вообще бы истек кровью за 20 минут у меня на столе. Но следователь только отвечал: «Все пониманию, но извините, так велено».

Как эти люди спят ночью?

И в итоге врачу, который попал в такую ситуацию, некуда податься, не к кому обратиться за помощью. Какая-то катастрофа...

- Ну а как же надзорные органы?

- Я искала там правду, но максимум, чего добилась — ответа из Никулинской прокуратуры о том, что патологоанатом «Медси» не имел права проводить вскрытие. Это не сыграло абсолютно никакой роли на суде.

Вообще, суд потряс — он потребовал с меня и моей больницы все, что только возможно, и в то же время не запросил даже лицензию «Медси». Нам не показали ни трудовой договор патологоанатома (на экспертизе которого строится все обвинение), ни его должностную инструкцию. Спрашивали его самого — кто направил тело на вскрытие? Почему это не было зафиксировано в истории болезни? А он отвечает что-то вроде: «Указание было устное. Мне позвонили. Не помню, кто». Как вообще можно за один день поставить патологоанатомический диагноз?

- На сайте клиники «Медси» разместили что-то вроде слов сочувствия.

- Мне от этого не легче. Поразительно, что суд не стал учитывать мнение мировых светил в области гематологии. Это же абсурд, когда не прислушиваются к словам академика, онкогематолога Андрея Воробьева, других выдающихся экспертов, а опираются на слова специалиста, который два года назад закончил институт.

Врач сейчас в России в совершенно бесправном положении. А ведь столько времени и сил требуется, чтобы получить медицинскую квалификацию. Я до сих пор вспоминаю историю с питерским хирургом Ириной Цыбульской («МК» о ней писал»), которую обвинили в том, что она якобы забыла внутри пациента зажим. Говорю вам как специалист — невозможно ходить с зажимом в животе полгода! Ведь очевидно, что на труп положили зажим и так сделали рентгеновский снимок, который лег в основу ее абсурдного обвинения. Что с этой женщиной, кстати?

- Увы, ничего хорошего. Из СИЗО ее выпустили, но к операциям не подпускают, вменили огромный гражданский иск.

- Почему за нее не заступается медицинское сообщество? Может, пора объединиться? Мне, кстати, тоже изначально вменили иск в 15 миллионов. Потом его «переадресовали» больнице. Может, все это из-за этих денег, из-за компенсации ущерба потерпевшим?

- В ОНК обратились врачи и ФГБУ Нмиц онкологии имени Н. Н. Блохина, других самых известных медучреждений страны. Все волнуются за вас и выражают поддержку.

- Спасибо им. Передайте, что я держусь. У меня трое детей, младшему 8 лет. Все в шоке. Муж должен защищать докторскую на днях, не знаю, как он сможет собраться. Но я точно сдаваться не собираюсь. Очень надеюсь на справедливость. Хотя реально задумываюсь — буду или не буду заниматься медицинской деятельностью после всего случившегося. отсюда по наводке https://valkiriarf.livejournal.com/1388002.html.

Тут давеча интересовались, какие бы нам законы нужны были.
Так нам бы нужен был закон о судейской профнепригодности и ее градациях. Желательно, чтобы неправомерный приговор карался тем же сроком, что был вынесен таким судьей



Винить врача за ошибку в решении, принимаемом огромной ценой – значит, совсем убить профессию.

полностью фальсифицированная заказуха

*****
СКР издал информационное письмо от 07.06.2015 № 224-20-2015 «О практике проведения процессуальных проверок и расследования уголовных дел о ятрогенных преступлениях».
Ежемесячные следственные отчеты об особо контролируемых делах были дополнены графой «ятрогенные преступления», эта графа – вторая, сразу после преступлений террористической и экстремистской направленности. Ниже – коррупционные, налоговые преступления, невыплата заработной платы, игорная деятельность, рейдерство и прочая менее значимая статистика.

Административное давление сработало, и уже в сентябре 2016 года на коллегии СКР, посвященной расследованию ятрогенных преступлений, председатель СКР Александр Бастрыкин сообщил, что в первом полугодии в следственные органы СКР поступило 2516 сообщений о преступлениях, связанных с врачебными ошибками и ненадлежащим оказанием медицинской помощи, и по результатам их рассмотрения возбуждено 419 уголовных дел.

419 уголовных дел за полгода – таков примерный масштаб явления уже полтора года назад. И оно продолжало набирать обороты.

Интересно, что говорили об этом руководители региональных структур СК.

Руководитель следственного управления СКР по Рязанской области Владимир Махлейдт в интервью газете «Рязанские ведомости» 11 января 2017 года на вопрос журналиста о том, каким направлениям в минувшем году было уделено особое внимание, «отвечает»: «Сегодня на особом контроле Следственного комитета ятрогенные преступления и преступления, связанные с невыплатой заработной платы».

Ставлю «отвечает» в кавычки, поскольку руководители региональных управлений СК интервью местной прессе фактически не дают — журналисты присылают им вопросы, а пресс-службы дают согласованные с шефом, выверенные ответы.

Какие же они, эти дела в отношении врачей? В справочно-правовых системах можно найти сотни приговоров, связанных с врачебной ошибкой. Подавляющее большинство – осуждение врачей за неосторожные преступления против жизни и здоровья, предусмотренные главой 16 УК РФ. К примеру, если пациент скончался, врач привлекается по части 2 статьи 109 УК — причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения должностным лицом своих профессиональных обязанностей.

Описание типичного дела легко нахожу на сайте СКР.

Жанна Стрелкова, врач-педиатр МУЗ «Муромская станция скорой медицинской помощи» признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УК РФ. 7 декабря 2015 года в 7 часов 55 минут она выехала в село Молотицы по вызову в местную амбулаторию — сложный случай с маленьким ребенком, трехлетняя девочка задыхалась.
Далее дословная цитата с сайта: «По факту доктор действовала в нарушение установленных правил. Узнав об отсутствии бензина в специализированной машине, она не потребовала замены автомобиля, а распорядилась проехать на заправку, в результате время прибытия к маленькому пациенту было превышено на 39 минут». Девочка умерла в машине. Кто виноват? Педиатр
. И в том, что не было бензина, и в том, что «не потребовала замены машины». Какой замены? Была ли та подменная машина? Почему не было бензина? Зачем выяснять все это, когда есть готовый обвиняемый.

Заканчивается сообщение пресс-службы отчетом о результатах «дела врача Стрелковой»: «По результатам ведомственной проверки, проведенной департаментом здравоохранения администрации области на первоначальной стадии следствия трое сотрудников ГБУЗ ВО «Муромская станция скорой медицинской помощи» привлечены к дисциплинарной ответственности, приняты меры к доукомплектованию служебного автотранспорта современным медицинским оборудованием. В конце 2016 года врач-педиатр уволилась из Муромской клиники. Приговором Муромского городского суда Жанне Стрелковой назначено наказание в виде 1,5 лет ограничения свободы и запрета заниматься врачебной деятельностью сроком на 1 год».

То есть наказали дисциплинарно троих за то, что машина была не укомплектована и не заправлена, но к уголовной ответственности привлекли педиатра — которой не дали ни машину, ни оборудование — за то, что она не отказалась ехать.

Таких приговоров масса. (с)

*****
СК ВОЗБУДИЛ 1 791 УГОЛОВНОЕ ДЕЛО О ВРАЧЕБНЫХ ОШИБКАХ В 2017 ГОДУ
*****
..Актовый зал, заседание:
- ...В связи с ухудшением демографического положения поступило предложение об оптимизации лечения нагрузочной категории населения... В позапрошлом году мы оптимизировали место - а они все лечат и лечат... В прошлом году мы оптимизировали время - а они все лечат и лечат...
Голос из зала: - Иван Иваныч, ну что вы право как девочка в первый раз... Парочку энтузиастов посадите - остальные сами разбегутся!

*****
Родственники умершего пациента требуют с Елены Мисюриной 15 миллионов рублей...



https://kotenka-m.livejournal.com/744359.html
https://valkiriarf.livejournal.com/1388122.html
https://dok-zlo.livejournal.com/2543035.html
https://dok-zlo.livejournal.com/2543035.html


Tags: #свободуеленемисюриной
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Тщательно отобранные

    1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. 11. 12.

  • Небесплатные котики

    В рамках проекта про законопроекты. Все хорошо правда? Разумно, не так ли? Вот только вопрос... про своевременность. Дорожает все.…

  • Ссылки

    1 Один пациент Тыц 2. от кашля Тыц 3. Кабинетное Тыц 4. Реформа здравозахоронения Тыц 5. Спектакль с…

promo dok_zlo october 17, 08:04 6
Buy for 100 tokens
Тот факт, что косметологам необходимо знать строение, функции кожи, процессы её обновления и особенности развития, обычно вопросов не вызывает. Но нужны ли косметологам знания из области «тяжелой» дерматовенерологии? О причинах, патогенезе, вариантах течения самых распространенных…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments